Переезд в Новую Зеландию

Текст написан 2 – 20 сентября 2000 года

Путешествие из Таллина в Крайстчерч

2 сентября 2000 года, 14:00

Tallinn

Отправляемся. Еду я с младшей дочкой. Жена и старшая дочь приедут позже, на их долю выпало оформить документы и отправить в Новую Зеландию нашу собаку, а это задача очень не простая. Прививки, справки, карантин – сплошая головная боль. Мне же предстоит простая роль первопроходца – добраться до места и обустроиться там, найти жилье и решить первые бытовые проблемы.

Таллин – Хельсинки

Silja Line

3 часа на пароме. Пьяные финны ведут себя относительно пристойно, многие уже изрядно набрались и мирно посапывают в креслах, «отставшие» нагоняют своих сородичей. Удивительно, но по прибытии в Хельсинки все выходят самостоятельно, выносить никого не приходится.

Хельсинки

Helsinki

Поселились в гостинице, самолет вылетает завтра в 7 утра. Вышли пройтись по городу. Время – 8 часов вечера, еще светло, но впечатление такое, что город вымер. Мы находимся в центре города, но людей на улицах почти не видно. Все магазины уже закрыты, в питейных заведениях тоже столпотворения не заметно. Зайдя в одно из них, понимаю причину – за стакан пива и стакан кока-колы плачу 20 долларов. После таллинских цен – сумасшествие, там бы я заплатил ровно в 10 раз меньше. Да и вообще Хельсинки выглядит очень провинциально, даже по сравнению с тем же Таллином, в котором вечером в центре не пробиться, все ярко, празднично, магазины работают допоздна, народу шатается в центре города уйма.

Понимаю, почему на пароме из Таллина почти не было эстонцев. Лет 10 назад, в начале эстонской независимости эстонцы ехали в Хельсинки стройными колоннами – отовариться, погулять «по Европе». А сейчас, при всей простоте процедуры – финская виза эстонцам не нужна, паромы ходят каждые 2 часа, билет на паром стоит 8 (восемь!) долларов направление потока туристов изменилось на противоположное. Как это не смешно, но всего за 10 лет Таллин стал более «европейским» городом, чем Хельсинки, при этом цены на все значительно ниже.

3 сентября 2000 года, 05:00

Выходим из гостиницы в 5 утра, садимся в такси. После нескольких слов по-английски водитель переходит на чистый русский и интересуется, как я собираюсь платить: если карточкой, то до аэропорта будет по счетчику 160 марок, если наличными – то без счетчика 120 марок. Выглядит таксист как настоящий сутенер, глазки бегают, и чувствуется, что только наличие со мной ребенка мешает ему предложить мне быстренько заехать по девочкам. Пытается поддержать разговор: откуда мы, да куда собираемся. После нескольких моих коротких ответов понимает, что разговор поддерживать я не в духе и доезжаем до аэропорта молча. На прощание не удерживается и спрашивает, не по бизнесу ли я путешествую, а то он может выписать мне счет за такси на любую сумму. Я вежливо отказываюсь.

Хельсинки – Франкфурт

Helsinki Airport

Самолет немного задерживается с вылетом и мы гуляем по аэропорту. Ничего интересного там нет. Захожу в магазин Duty Free с намерением купить блок сигарет, но цены там похожи скорее на Double Duty Paid – блок Rothmans стоит 275 марок (потом я куплю точно такой же блок сигарет во франкфуртском Duty Free за 117 финских марок, которые у меня остались после Хельсинки). Зато в самом аэропорту можно запросто сэкономить на сигаретах – на весь аэропорт одна крошечная курительная комната, дым в ней стоит такой, что можно самому и не курить, а просто постоять там несколько минут, и будет достаточно.

Вообще тема курения будет проходить по всем этим заметкам. Курильщик я заядлый и то, что происходит сейчас во многих странах – полный запрет курения в самолетах и аэропортах, независимо от длительности полета и ожидания, по-моему, явное нарушение прав человека. Вместо того, чтобы обеспечить мирное сосуществование курильщиков и некурящей публики – улучшать кондиционирование, делать раздельные салоны и пр., компании идут по пути минимизации затрат – просто полностью запрещают курение. Благо, причина находится уважительная – забота о здоровье. Пускай в мире есть всего 20-30% курильщиков, но ведь они тоже люди? И платят точно такие же деньги за билеты, а порой готовы даже платить дополнительно, чтобы им создали нормальные условия.

3 сентября 2000 года, 10:00

Франкфуртский аэропорт

Frankfurt Airport

Один из крупнейших европейских транзитных аэропортов, в часы пик каждую минуту взлетает и садится один самолет. Все хорошо организовано, огромные потоки пассажиров управляются очень грамотно.

У нас есть три свободных часа. Бродим по магазинам, заходим в бары. Кружка темного пива – 5 долларов, для аэропорта очень приличная цена. Бармены отличаются поразительной памятью – захожу в бар, в котором был час назад и он молча тянется именно за тем сортом пива, которое я заказывал в прошлый раз. В другом баре платил в первый раз оставшимися финскими марками и при повторном заходе через два часа бармен кивает мне на группу финнов, сидящих в сторонке – вон ваши соседи, можете присоединиться к ним. К тому же бармены – полиглоты. Один при мне отвечал клиентам на немецком, английском, французском, итальянском, испанском и еще каком-то языке, который я не распознал.

Дальнейший полет у нас был спланирован на американской United Airlines. Идем на регистрацию. Первое, что удивляет – тройной кордон оцепления перед стойкой. Сначала надо подойти к девушкам, которые due to security reason просят выложить им все документы и билеты, имеющиеся в наличие. В Хельсинки, в начале полета, нам зарегистрировали билеты и выдали посадочные талоны на все пересадки, багаж отправили прямо в Окленд, а тут начинаются какие-то дополнительные проверки. Ладно, выкладываем все, что есть. После беглого просмотра девушка что-то говорит по рации, к нам подбегает чиновник рангом повыше и заявляет, что этим рейсом в Чикаго мы лететь не можем – «У вас эстонские паспорта, вам нужна американская транзитная виза». Я никак не могу этого понять, объясняю, что в Чикаго мы совсем не собираемся выходить из аэропорта, у нас через 3 часа после прилета посадка на следующий самолет, в Окленд. Чиновник куда-то убегает со всеми нашими документами, возвращается через 10 минут и говорит, что он связывался с консульством, и лететь нам в Чикаго никак нельзя. Я окончательно перестаю что-нибудь понимать и молча смотрю на него. Он возвращает документы, в билетах номер рейса переклеен с Франкфурт – Чикаго – Окленд на Франкфурт – Лос-Анжелес – Окленд.

В чем разница, я понял позже. Американцы, как всегда, заботятся только о самих себе, любимых и обожаемых. Строить транзитные залы, как это принято во всем мире, для них – лишняя трата денег. Ведь для американцев они не нужны, они могут легко пройти через таможню туда и обратно даже при транзитной пересадке, а остальные нации и народности мира пускай поунижаются в консульствах, постоят в очередях и заплатят сборы и поборы за транзитную визу ради удовольствия посмотреть 3 часа на чикагский аэропорт изнутри.

Рейс нам изменили на Air New Zealand, прямой Франкфурт – Окленд который делает посадку в Лос-Анжелесе, но при этом не надо переходить на другой рейс, а можно просто час посидеть в «отстойнике» и выйти потом к тому же самолету.

Ладно, нам выбирать не приходится. Спрашиваю у чиновника (а надо заметить, во франкфуртском аэропорту все рейсы, кроме американских, обслуживают местные работники. Американцы доверить такой чести немцам не смогли и обслуживают свои рейсы сами, так что приходится общаться исключительно с темнокожими разной степени черноты и разной степени непонятности произношения), что будет с нашим багажом. «Don’t worry» – все, что мне удается понять из разъяснений среднетемнокожего чиновника. Потом он подзывает совсемчернокожего и отдает ему указание отвести нас к стойке Air New Zealand и разобраться там с багажом. Совсемтемнокожий явно оскорблен тем, что его заставляют что-то делать и они пререкаются минут пять. Кончается все тем, что совсемтемнокожий вразвалочку, нехотя двигается в сторону. Мы так понимаем, что он ведет нас туда, куда ему было указано.

Выйдя из зоны видимости среднечернокожего, он останавливается, о чем-то задумавшись. Мы молча стоим и ждем, когда этот великий мыслитель решит свои глобальные проблемы. Дальше он поворачивается к нам и говорит что-то. Я понимаю его так, что он вообще очень занят, и заниматься такой ерундой, как водить нас по аэропорту, ему недосуг. Пускай мы дальше идем сами на такой-то этаж, спросим там то-то и то-то и все будет замечательно. После этого он также лениво разворачивается и собирается уходить. На мой вопрос его спине, уверен ли он, что наш багаж выгрузят с того рейса, который улетает в Чикаго без нас, он оскорбленно отвечает: «Sure» и на этом наша кооперация заканчивается.

Air New Zealand

Рейс Air New Zealand отправляется только через 3 часа и мы опять начинаем бродить по уже хорошо изученному кругу от магазина к бару и далее везде. Наученные горьким опытом непролетания над Америкой, идем на регистрацию за полтора часа до вылета, чтобы успеть в случае необходимости получить какую-нибудь еще визу за право пролететь над великой державой. Регистрация проходит удивительно легко, но вот с багажом проблема. Похоже, разноцветночернокожие что-то сделали не так. Вроде как по документам наши чемоданы выгружены с чикагского самолета, но во Франкфурте их нет. Немцы прикладывают максимум усилий, два человека в течение часа пытаются найти какие-то следы нашего багажа, но безуспешно. Когда до вылета остается 10 минут, нам советуют идти в самолет, а по прилете в Окленд написать там заявление и багаж, скорее всего, отыщут. Если, конечно, наши американские братья по разуму не проглотили его от злости на нас, тупых, из-за которых приходится что-то делать, то чемоданы раньше или позже прилетят в Окленд.

5 сентября 2000 года, 06:00

Окленд

Auckland

Прилетели мы в Окленд после 40-часового путешествия довольно свеженькими. Последний перелет, из Лос-Анжелеса, был удачным. На весь огромный 300-местный Боинг – 50 человек. Я занял 3-местный ряд, поднял подлокотники, и проспал почти все 12 часов. В Окленде мы оказались ранним утром, аэропорт – пустой. Чемонадов нам ждать было не надо, их потеряли еще во Франкфурте благодаря американцам, так что пошли прямо в таможню. Молоденькая таможенница, посмотрев на наши Permanent Residence Visas, улыбнулась до ушей и сказала: «Welcome to New Zealand!»

Прогулялись пешочком от международного аэропорта до местного – несколько километров. Там ходит бесплатный автобус, но после двух суток, проведенных в креслах, какое же наслаждение пройтись! Раннее утро, встает солнце, поют птички. Годичная нервотрепка с визами, дадут – не дадут, закончена. И курить, курить можно!:) Представляете, каково заядлому курильщику не курить сутки? А именно столько и получилось. Перелет Франкфурт – Лос-Анжелес: 11 часов, один час в «отстойнике» Лос-Анжелеса (без американской транзитной визы из него не выйти, а там во всем здании аэропорта курить запрещено) и потом 12 часов от Лос-Анжелеса до Окленда.

Правда, в Лос-Анжелесе я таки не выдержал и быстренько выкурил одну сигаретку в туалете, который был в «отстойнике». Естественно, тут же нашлась добрая душа и стукнула, а может, сигнализация сработала. По радио начали объявлять о всевозможных карах на мою голову – штраф 10 тысяч долларов за курение в здании аэропорта, при неуплате на месте – арест. До расстрела, вроде, дело не дошло, но перетрусил я здорово. Решил не признаваться ни под какими пытками. Однако, дело обошлось страшилками.

Дотопали мы до здания местного аэропорта, откуда надо вылетать в Крайстчерч. Как раз начали открываться кафе и бары. Первая дегустация местного пива прошла на отлично, тем более, что вкупе с сигареткой. В самолетах я даже пить пиво не мог, чтобы не провоцировать еще большее желание курить.

5 сентября 2000 года, 10:00

Крайстчерч

Christchurch Cathedral Square

Первое впечатление такое, что влага везде – сверху, снизу, в воздухе. Дождя, как такового, нет, но влажность – 100%. И холодно, градусов 10. Мы одеты в легкие свитера, улетали-то из лета, а все теплые вещи – в чемоданах, которые зажилили гадские америкосы. Бегом в такси, и – в гостиницу.

В гостинице отдышались, отогрелись, и снова в путь. Надо купить хотя бы смену белья, да и что-нибудь теплое явно не помешает. Мой бедный ребенок держится молодцом, но чувствуется, что перелет даром не прошел – глазки закрываются. Пока я храпел в самолете, она честно посмотрела все фильмы, которые там показывали.

Гостиница в самом центре города, так что магазинов кругом – уйма. Забегаем в первый попавшийся, диалог типа как в «Джентльменах Удачи»: девушка, нам носки, один 44-ый, один 32-ой, и трусы тоже. Девушка явно не врубается в размеры, тут они какие-то все другие, но со временем до нее доходит и мы получаем искомое. Забегая вперед, скажу, что наши чемоданы приехали только через 5 дней после нас, при этом почему-то из Сингапура пролетом через Японию, поэтому нам пришлось еще не раз прикупать кое-что по мелочам.

С годами проблема смена времени становится тяжелой… Буквально 5 лет назад я летал в Австралию, тогда сумел перестроиться на новое время за пару дней. А теперь этот процесс занял почти неделю. Упорно засыпаю после обеда и просыпаюсь в 2 часа ночи – хоть тресни. Хорошо, как раз в те дни показывали по ночам теннис по Sky Sport, шел US Open, было не так скучно, когда просыпаешься среди ночи и делать совершенно нечего. Дочка приспособилась к новому времени почти сразу.

20 сентября 2000 года

Про Новую Зеландию

New Zealand Map

Новая Зеландия, как известно, расположена на двух островах, которые называются очень необычно – Северный и Южный. Но, так как тут все вверх ногами, на Северном острове – теплее, на Южном – холоднее. На самом севере Северного расположен Окленд – самый большой город в стране (полтора миллиона жителей, кажется), а также Веллингтон – столица.

Однако у нас свои, неизведанные пути. Довольно неожиданно (после годичного ожидания) получив новозеландские визы, надо было решать, куда конкретно двигать. Просидев три ночи в интернете, замучав насмерть Yahoo, я остановился на Крайстчерче. Почему? А кто ж его знает…

Крайстчерч – самый большой город на Южном острове (около 300 тысяч жителей). В туристических гидах его обычно называют «сад Новой Зеландии» и еще «самый английский город за пределами Англии». Моя супруга тут же проголосовала за него по климатическим соображениям – после семи лет на Кипре ее тянуло как можно ближе к Антарктиде. Мы оба проголосовали за него по причине «подальше от русских» – в основном все эмигранты оседают в Окленде, а мы, как-то так сложилось за 10 лет эмигрантской жизни, стараемся избегать соотечественников… Не всех, конечно. Но многие из «наших», оказавшись в эмиграции, становятся какими-то… как бы это повежливее сказать?.. Или они были такими и до эмиграции? Короче, не любим мы жить в русской тусовке.

Добавил каплю и факт наличия двух университетов в городе – у нас подрастают две дочки, в душе теплится надежда, что, может, не сразу разлетятся? Хотя бы в университете учились рядом. Аргумент большого города как источника большего числа рабочих мест нас не очень интересовал – я работаю сам на себя, для меня важно только наличие компьютера и интернета. Итак, решено – едем в Крайстчерч.

Garden City

С одной стороны города – Тихий океан. Сейчас не сезон, но мы съездили посмотреть на него. Впечатление замечательное – огромные песчаные пляжи, лениво перекатывающиеся волны. На самом деле смотрится и как тихий, и как океан:) С другой стороны города – горы, называются Южные Альпы. Сейчас, весной, видны покрытые снегом верхушки. Там мы еще не были, но по описаниям там нас ждут замечательные горнолыжные курорты и гейзеры, в которых можно купаться круглый год.

Первое впечатление от города – очень похоже на Скандинавию (из того, с чем я могу сравнивать). Мы жили два года в Швеции, в предместье Стокгольма – так вот точно такая же тихая, размеренная жизнь и тут. Никто не носится выпучив глаза, не кричит и не размахивает руками, все ездят строго 50 км/час, предельно вежливо. Одно отличие – люди тут заметно более доброжелательные. Если остановил на улице прохожего о чем-то спросить, то приготовься к длительной беседе. Тебе подробно ответят на вопрос, расскажут об альтернативах и поинтересуются, не нужна ли какая помощь.

Вообще поражает степень продуманности и организации всего. Ни по одному вопросу, будь то государственная или частная контора, мне пока не приходилось обращаться дважды. После Кипра – это просто фантастика! Когда я по старой привычке перезваниваю на второй день спросить, как там решается моя просьба, мне удивляются – ну вы вчера уже сказали, все сделано.

Tram

Архитектура центра города – староанглийская, говорят. Я вообще не большой знаток, но похоже. В самом центре – Кафедральная площадь, вокруг нее – в основном пешеходная зона, магазины, рестораны. Планировка квадратно-гнездовая, выучил весь центр за две недели, в карту уже не заглядываю. В центре города ходит кругом старинный трамвай, выглядит, как на дагерротипе 200-летней давности. Особенно потешно, когда рядом с ним на перекрестке стоит суперсовременный городской автобус типа Shuttle, такой желтый и весь округлый.

А вокруг центра – жилые районы. Жилые районы застроены только индивидуальными домами, 1-2 этажными. В центре небоскребов тоже нет – самые большие здания примерно 20-этажные, сплошь офисные. Жилых многоэтажных домов тут, похоже, вообще нет.

Avon

Город пересекает река с незамысловатым названием Avon. Впадает она в океан неподалеку от того места, где мы живем. Соответственно наш район называется Avondale. По речке плавают лодки – академические четверки, восьмерки, и пр., а также байдарки и каноэ. Речка прямо через дорогу от нашего дома, когда я стою на кухне и что-нибудь готовлю (а как минимум раз в день приходится, пока жена не приехала), то попутно ностальгирую… Когда-то, много-много лет тому назад, и я занимался греблей на академической одиночке. Кто знает, может, тряхну стариной и прикуплю лодочку? Тут причалов на реке много, можно лодку хранить в гараже, а по выходным выносить на речку. Мечты, мечты…

Хотя на карте кажется, что Новая Зеландия расположена рядом с Австралией, это не совсем так – расстояние между ними около 1600 км. Ближайшие же соседи – острова Кука, Фиджи и Тонга. До Антарктиды – 2300 км. Часовой пояс: GMT+12, так что новый век я буду встречать самым первым из всех присутствующих:)

По территории страна (270 тысяч кв.км) больше Великобритании или Японии, при этом население – около 4 млн. человек по сравнению с 60 млн. в Великобритании, например. Так что тут просторно. Национальные парки занимают 12% территории страны. В Новой Зеландии нет не только хищных и опасных животных, но даже и комаров. Знаменитая птичка киви, которая водится только здесь и нигде больше, дала название ироничному самоназванию новозеландцев. Посмотрели мы на эту птичку в нац. парке – шарик диаметром 10-20 см, на тоненьких ножках и с длинным клювом. Смотрится довольно забавно, типа курицы, ковыряет своим длинным носом в земле. Летать она не умеет.

Ruapehu

Центральное вулканическое плато Северного острова – один из красивейших уголков природы в мире. Вершина вулкана Руапеху покрыта снегом и почти всегда скрыта в облаках. Рядом с ней вулкан Тонгариро, постоянно извергающий клубы дыма и пара. А на склонах этих вулканов многочисленные горячие ключи время от времени выбрасывают гейзеры – фонтаны пара и воды. Горячие минеральные источники своими целебными свойствами известны далеко за пределами страны.

Taupo

Здесь же лежит самое большое озеро Новой Зеландии – Таупо (площадь – свыше 600 кв.км, глубина до 100 м). Это огромный вулканический кратер. Озеро знаменито необычайно крупной форелью. Поймав в нем рыбу, можно сварить уху, не разводя огня, в горячих водах гейзера. Так на протяжении многих столетий и готовили здесь пищу жившие здесь маори. Из озера берет начало крупнейшая река страны – Уаикато. Южный остров на 70% покрыт горами – Южными Альпами, но вулканов здесь меньше, чем на Северном.

Климат Новой Зеландии – умеренный, океанический, без резких перепадов жары и холода. Разница между зимней и летней температурой составляет 10-15 градусов. Лето – с декабря по февраль, зима – с июня по август. Средняя температура в Окленде 23C в январе и 8C в июле, на Южном острове – на 4-5 градусов ниже.

Maori

Население: около 80% – европейцы, в основном выходцы из Великобритании, 12% – маори, выходцы с островов Полинезии, были первыми поселенцами в Новой Зеландии, 8% – азиаты. Маори отличаются высоким ростом и крепким телосложением, кожа смуглая, никаких признаков негроидной или азиатской внешности. Чем-то они мне напоминают американских индейцев, как я их представляю себе по книжкам и фильмам.

Новая Зеландия входит в состав Британского Содружества, глава государства – королева Великобритании Елизавета II. Крупные города на Северном Острове: Веллингтон (более 300 тыс. населения) – столица страны, Окленд (почти 1.5 млн.) – деловой и экономический центр. На Южном острове: Крайстчерч (более 300 тыс.) – морской порт и центр торговли зерном и пшеницей, Гамильтон (150 тыс.) – центр молочного животноводства, Дунедин (100 тыс.) – столица овцеводства.